Грушевый ликёр

Пост обновлен сент. 10


(от Вина из одуванчиков к Яблочному самогону)

Рэю Бредбери вчера исполнилось (бы) 100 лет.


«Вино из одуванчиков» я читала в классе первом или втором. Мама прочла мне вслух маленький отрывок из повести – про Клару Гудуотер (после чего я пошла на кухню и намешала в стакане с водой всё то, что нашлось в маленьких баночках для специй). А в средних даже делала доклад о творчестве Бредбери на уроке литературы – много лет он был среди моих любимых писателей.


Я хорошо помню, как менялось на протяжении жизни моё восприятие текстов. Пройдут годы и вдруг видишь новые оттенки смысла или переживаний автора, а то и вовсе другой смысл. Но образы, явившиеся при первом чтении как мир бесспорный, очевидный, остаются надолго, вплетаются в твой личный мир (или это личный мир вплетается в образы?). Они не могут исчезнуть или перемениться. Разве что потускнеть со временем – когда потускнеет, покроется трещинами личный мир, выцветет от яркого солнца жизни.


Образы, созданные прекрасным языком – автора и переводчика.


Запахом бумаги, размером шрифта, утром собственного детства и светом мира непреходящего.


Август – тревожный месяц для людей, у которых лето заканчивается в сентябре. Настало первое августа, и вот уже соцсети запестрели фотографиями преждевременно пожелтевших листьев и выдуманными цитатами великих писателей. «Август надо цедить медленно, как грушевый ликер. Наливать в маленькую рюмку, отхлебывать по капле, а сквозь рюмку смотреть на солнце... Августовские ночи надо разбавлять огнями свечей, молоком, налитым в плошку для домового, мурлыканьем кота и стрекотом кузнечиков. Августовские дни надо закладывать меж страниц книг, как закладки, чтобы потом вытряхивать их жар, в промозглом ноябре достав эту книгу с полки... И заклинаю вас, ну не вопите вы на всех углах: "Ой, вот и август, вот и осень"... Ну куда вы торопитесь? Остановите часы. Пейте по капле...».


«Шедеврально!», «Атмосферно!», «Откликнулось!», «Молодец Рэй!», - вскричали соцсети голосом Эллочки-людочедочки. «Я не знаток Бретбери, но написано хорошо, в точку прям», - поведала поклонница псевдоцитаты в ответ на мои сомнения: «для Бредбери слишком назидательна, нет в ней лёгкости».

Об авторстве цитате спорят в интернете – никто не нашёл источника. Должно быть, юная девица выполняла задание на курсах копирайтеров, решила я.


«Грушевый ликер» - это лишь досада от карманного воришки. Совсем иной масштаб хищений - в переводе условного продолжения «Вина из одуванчиков», повести «Лето прощай», которая у Бредбери вышла всего-навсего в 2006 году.

- А то! – сказал Чарли. – Валяй!

- Сам-то понял, чего сказал?

- Слушайте ухом, а не брюхом.

- Времени – вагон, что хочешь, то и делай.

- Я что, морщинами пошел? Желтый стал, как собаками обгаженный?

- Будут трендеть про всякие вирусы.

- Глазеть на эти могилы – бесполезняк.

- Разговорчики!

- Шевели мозгами, Дуг, соображай!


Вторую половину книги я, видимо, читала с закрытыми глазами, чтобы не заметить фраз, приведённых в отзыве рассерженной читательницей:

«Это какой-то чудовищный недовыкидыш, по сравнению с Вином из одуванчиков. Позвольте сразу привести в пример язык и тон этой "книги":

Бабушка заглядывала, как всякая живая тварь...

В кайф оттянулись…

Cперли, охренеть, старый хрен, фигня...

Это такой теперь язык у великого Рея? Что за позор?!. Мне было искренне гадко читать это. Язык на уровне помойки, сюжет о ненависти подростков к старикам - полный бред. Не мог, ну просто не мог этот светлый мальчик, который так любил своих бабушку с дедушкой и очень хорошо относился к старику ветерану-соседу, вырасти в такое чудовище. Книга – помойка».


Забавно, но остальные читатели изливали в комментариях своё удовлетворение. Сладкое и липкое, как грушевый ликер.


Талантливый автор и талантливые переводчики счастливо встретились в «Вине из одуванчиков».


«Лету» не повезло ни с переводом, ни с автором.


История у «Лета» тёмная – по одной легенде, издатель в 1957 году сократил «Вино из одуванчиков», выкинув довесок в виде «Лета», по другой – Бредбери долго вынашивал продолжение, и наконец, выносил к 2006 году.


Бредбери писал по-разному. Иногда – очень плохо, теряя язык и сюжет.


Бредбери очень старался писать хорошо. Писал в течение недели по нескольку вариантов одного рассказа – каждый день новый вариант.


А ещё он очень не хотел умереть.


Его солнечный мир, мир «Вина из одуванчиков», не дождался его смерти, умер прежде него.


«И заклинаю вас, ну не ходите вы на курсы копирайтеров».

Лола Кретова

+7 (915) 166-90-11
kretov.sol.art@gmail.com

  • Белый Facebook Icon
  • Белый Facebook Icon

© Солнечное Искусство 2020

при использовании материалов ссылка обязательна